Гагаузские уроки

Гагаузские уроки

В Молдове разгорелись нешуточные страсти вокруг референдума в Гагаузии, в ходе которого 98 % избирателей поддержали интеграцию в Таможенный союз и высказались за «отложенный статус автономии», дающий АТО право на самоопределение в случае утери Молдовой независимости.

Сериалы 2022 года смотреть бесплатно
Неожиданным оказался еще один результат – взятый молдавским руководством курс на интеграцию в ЕС поддержали лишь 2,5 % гагаузских избирателей.

Возмущению аналитиков в Кишиневе нет предела — как же так, мы дали им автономию, а им мало? Другие усмотрели в произошедшем «руку Москвы». Первым хочется напомнить, что до получения автономии Гагаузия, как и Приднестровье, побывала в статусе непризнанной республики. В 1994 году гагаузы поверили Кишиневу и на референдуме согласились остаться в составе Молдовы. Долгие годы официальный Кишинев и его международные партнеры, рассматривали этот случай как пример для достижения компромисса с Тирасполем. Однако выяснилось, что за фасадом «успеха» давно накапливались противоречия, основанные на разном понимании особого статуса Гагаузии. Если в Кишиневе видели в нем победу над сепаратизмом, то в Комрате – компромиссы и взаимные обязательства при формировании внутренней и внешней политики страны. Однако события последних лет — охлаждение отношений с Россией, приход к власти в Молдове проевропейской коалиции, взявшей курс на сближение с Румынией и ЕС, показали, что с гагаузами в Кишиневе не очень-то и считаются. Это частично признал и сам премьер Молдовы Юрий Лянкэ, который после недавней поездки в Комрат отметил, что «правительству надо улучшить работу с автономией».

Лидеры Гагаузии не скрывают: одним из факторов, которые заставили их пойти на референдум, стали недавние заявления президента Румынии Траяна Бэсеску, что «Молдова – румынская земля», а объединение двух стран «станет новым национальным проектом Румынии после вступления в ЕС и НАТО». Отсутствие четкой и вразумительной реакции на эти безответственные выпады румынского лидера как со стороны Кишинева, так и со стороны Брюсселя и других стран ЕС, в Комрате расценили как молчаливое согласие. И дали понять, что мириться с этим не намерены. Поэтому утверждения, что «поводыри» из Москвы вывели за ручку на избирательные участки почти семьдесят тысяч гагаузов, не выдерживают никакой критики. Как и утверждения, что ежегодно эти же поводыри выводят в День Победы сотни тысяч кишиневцев к Мемориалу в Кишиневе и тысячи приднестровцев на сентябрьские парады в Тирасполе, Рыбнице и других городах.
Референдум поспешили осудить молдавские политики, представляющие Коалицию проевропейского правления. По их мнению, он может привести к расколу в обществе и срыву подписания соглашения об ассоциации с ЕС, которое запланировано в этом году. Зазвучали призывы к представителям местных властей «подписать публичную декларацию в поддержку европейского вектора страны», «осудить сепаратистов». Однако эти призывы, судя по сообщениям в прессе, не встретили понимания в ряде городов и районов, среди которых называют Бельцы, Оргеев, Бессарабку, Унгены, Единцы, Тараклию, Дондюшаны и другие. С другой стороны коммунисты, социалисты, социал-демократы, «Партия Возрождения» и ряд других оппозиционных формирований поддержали гагаузов и призвали молдавские власти отказаться от его подписания соглашения об ассоциации с ЕС, которое, по их мнению, невыгодно для Молдавии.
Другой «урок» для Приднестровья в истории с гагаузским референдумом: в Кишиневе, в отличие от Тирасполя, не любят советоваться с народом. Когда последний президент СССР Михаил Горбачев проводил референдум о сохранении союзного государства, молдавское руководство голосование запретило. Что выглядело странно, если учитывать, что пришедшие после 1990 года к власти представители Народного фронта называли себя демократами, что буквально означает «народовластие» (от dеmos — народ и krátos — власть). После того как СССР распался, соседняя Украина и другие страны СНГ провели референдумы о независимости. В Молдове опять не стали спрашивать народ. То же самое повторилось, когда в молдавском обществе разгорались споры по поводу государственности, языка, приднестровскому урегулированию, другим важным вопросам. Без опроса общественного мнения был объявлен курс на интеграцию с ЕС.
В штыки встретили в Кишиневе и инициативу парламента Гагаузии о референдуме — суд Комрата отменил ее. Власти автономии ответили на это организацией съезда депутатов всех уровней, который назначен на 22 февраля. Ситуация накалилась, и уговаривать лидеров Гагаузии в Комрат приехали премьер Лянкэ, председатель парламента Игорь Корман, депутаты и министры. Хотя договориться не удалось, эти действия молдавского руководства можно только приветствовать, так как пренебрежение диалогом однажды уже привело к всплеску напряженности в Гагаузии осенью 1990 года. Страницы кишиневской прессы в те годы тоже пестрели оскорбительными публикациями в адрес гагаузов, которых называли «пришельцами» и «предателями». А молдавское правительство, которое возглавлял премьер от Народного фронта Мирча Друк, организовало «гагаузский поход». Из Кишинева на юг отправились сотни автобусов с волонтерами. Разгоряченные патриотической риторикой они хотели проучить «сепаратистов». Гагаузов собирались бить за то, что они просят у Кишинева права самостоятельно распоряжаться своей судьбой, что выглядело нелепо на фоне звучавших в то время подобных требовании к руководству СССР от самой Молдовы! Страсти тогда накалились настолько, что в ситуацию поторопилась вмешаться Москва – посланные президентом Горбачевым внутренние войска не допустили кровопролития. Но уже через два года СССР распался, и встать между конфликтующими сторонами в Дубоссарах и Бендерах было уже некому. На берегах Днестра пролилась кровь. Но последствия этой трагедии не стали для нас уроком, если судить о звучащих в последнее время воинственных заявлениях некоторых молдавских политиков и экспертов в адрес Комрата и Тирасполя.
На фоне обострения в Гагаузии, оставляет желать лучшего и ситуация на переговорах по урегулированию конфликта. Кишиневу, похоже, сейчас не до Тирасполя — лидеры правящей Коалиции проевропейского правления озабочены предстоящими выборами и пытаются дотянуть до подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, чтобы представить это как свою победу. Осуществить эти планы мешает не только мечтающая о реванше оппозиция в лице Партии коммунистов и других формирований, но и жестокая борьба внутри коалиции. Чем закончится это противостояние в Кишиневе – гадать трудно. В этой ситуации руководство Приднестровья не скрывает, что рассчитывает получить шанс на «цивилизованный развод с Молдовой», о котором в прошлом году заявил президент Евгений Шевчук. И здесь все выглядит логично. Власти Молдовы, не спросив мнения народа, уводят страну в зону влияния ЕС. У руководства Приднестровья, население которого высказалось на прошедшем в 2006 году референдуме за независимость и сближение с Россией, не остается другого выхода, как остаться «под крылом» Москвы.

Гагаузский референдум показал, что программа ЕС «Восточное партнерство» в Молдове проваливается, как это уже случилось с Арменией, Азербайджаном, Белоруссией и Украиной, оказавшейся на грани гражданской войны. И многие граждане нашей страны не видят в заключении непонятного соглашения с Брюсселем триумфа демократии и равных возможностей для всех. А не считаться с мнением людей в Приднестровье, Гагаузии и других молдавских регионах — значит заведомо дискредитировать саму идею европейского выбора.

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»