Новости ПМР

Спиртовые реки, таможенные берега. Часть 2: Последний шанс и двойные стандарты

Спиртовые реки, таможенные берега. Часть 2: Последний шанс и двойные стандарты

Читайте часть 1.

На частном телеканале снова поднимается тема государственного завода «Биохим». С экранов СМИ уже звучали и продолжают звучать обвинения предприятия в лжеэкспорте, уклонении от налогов, нанесении вреда экологии и даже в том, что государство просто рейдерски захватило данное предприятие. Чтобы во всём этом разобраться, нужно знать историю завода, его современное состояние, детали приватизации и возвращения «Биохима» в госсобственность.

По информации Следственного комитета, в итоге Юрий Кожухарь потратил полученные кредиты как физическое лицо. Не удивительно, что простаивающий завод не смог рассчитаться по долгам. В 2011 году заложенное оборудование было взыскано «Сбербанком», однако чете Кожухарей был дан последний шанс.

Банк продал в рассрочку оборудование завода всё той же «Амфоре». При этом в договоре было прописано, что право собственности на бывшее имущество завода перейдет к «Амфоре» только после того, как вся сумма будет полностью погашена. Платить предполагалось по частям, однако предприятие не выдержало график взносов, и банк расторгнул договор. В случае если бы оборудование было взыскано банком обратно, его скорее всего бы продали с молотка и по значительно меньшей цене, чем его залоговая стоимость. Поэтому, для того чтобы сохранить завод, право требования было уступлено «Сбербанком» государству в лице ЗАО «Бюро по управлению активами».

«Бюро» в свою очередь передало бывшее имущество «Биотехнологии» (так к этому времени уже назывался «Бендерский биохимический завод») государственному предприятию ГУП «Биохим». То есть завод фактически был сохранён, однако, так как это было фактически новое юрлицо, долги «Биотехнологии» перед бюджетом и сотрудниками на него не перешли.

Между тем на самого Юрия Кожухаря было возбуждено несколько уголовных дел, позже объединённых в одно производство. Предприниматель, обвиняемый  в мошенничестве с кредитами и ряде других экономических преступлений, покинул территорию Приднестровья. А в сентябре 2016 появился в эфире ТСВ с рассказом о том, как государство отобрало у него завод. Правда вышеупомянутые подробности в сюжет коммерческого телеканала почему-то не попали.

Законодательно невыгодно

После фактического возврата в госсобственность бендерский завод вернулся к профильному виду производства – изготовлению пищевого спирта. При этом в предприятие были вложено 13 млн инвестиций, удвоен объём бражных ёмкостей, установлен запасной паровой котёл. Это позволило увеличить выпуск спирта и значительно уменьшило себестоимость продукции. Спирт «Биохима» стал конкурентоспособен на внешних рынках, куда и отправлялась большая часть его продукции.

А вот с рынком внутренним были определенные проблемы. Дело в том, что в Приднестровье акциз на производство спирта значительно выше акциза на его импорт. То есть завозить чистый алкоголь из-за рубежа значительно выгоднее, чем производить его в республике. Размер акцизов на ту или иную деятельность устанавливается Верховным Советом законодательно. Отметим, что большинство мест в парламенте ПМР находится у членов партии «Обновление», которую российские СМИ неоднократно связывали с холдингом «Шериф», и у близких к холдингу депутатов.

Так размер акциза на производство спирта составляет 5,12 долл. за 1 декалитр, а акциз на импорт спирта равняется 1,02 долл. за декалитр. То есть ввозить в Приднестровье спирт из-за рубежа в 5 раз выгоднее, чем производить его на месте.  Интересно, что с акцизом на дивин (коньяк), который производит входящий в холдинг завод «Квинт» ситуация просто зеркальная. Акциз на производство ординарных коньяков (выдержкой до 6 лет) составляет 0,96 долл. за 1 литр, выдержкой до 10 лет 1,92 долл. за 1 литр, а акциз на импорт конъяка из-за рубежа равняется уже 3,84 долл. за 1 литр. То есть, по сути, государство (или по крайней мере Верховный Совет) поддерживает производство коньяка внутри республики, а вот производство спирта почему-то нет.

В этих условиях, новообразованный «Биохим» был вынужден ориентироваться на поставку спирта за рубеж, так как в соответствии с нормативно-правовой базой ПМР  в этом случае ему начислялась лишь половина от размера акциза. Между тем на самом заводе утверждают, что в принципе, учитывая, что акциз – это налог косвенный, и платит его в конечном итоге покупатель, завод мог бы ориентироваться и на внутренний рынок. Но, видимо, из-за разницы в ставках акциза на импорт и акциза на производство приднестровские производители конечной алкогольной продукции (водка, бренди и др. виды) предпочитают работать с привозным спиртом, а не приднестровским.

В условиях рыночной экономики их выбор понять можно, однако для государства это оборачивается потерями для бюджета. Дело в том, что предприятие, работающее на территории республики, помимо уплаты акциза, также платит ещё и налог с оборота, единый социальный налог и иные взносы в бюджет и внебюджетные фонды ПМР. Предприятие, производящие свою продукцию внутри республики, создаёт дополнительные рабочие места. Если оно ориентировано на внутренний рынок, оно работает с национальной валютой, увеличивающей экономическую автономию государства, если на внешний, то обеспечивает ещё и приток иностранной валюты, тогда как импортёр её наоборот вымывает.

Однако почему-то эти доводы Верховным Советом при утверждении ставок акцизов на спирт во внимание приняты не были.

Продолжение следует…

Читать: Спиртовые реки, таможенные берега (часть первая)

#Приднестровье#Биохим#аналитика

Источник – novostipmr.com

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x