Новости России

Как остановить распространение смертельно опасных инфекций

Антибиотики и супербактерии: кто кого?

Почему с каждым годом все труднее лечить туберкулез, пневмонию, инфекции крови? Можно ли победить супербактерии? Как остановить распространение смертельно опасных инфекций?

Дилип Натвани: Антибиотики существуют почти 60 лет. Не думаю, что аналоги смогут заменить это фантастическое лекарство. Возможно, антибиотики будут выглядеть иначе и их дополнят альтернативные методы лечения.

Бактериофаги, иммуномодуляторы, пептиды… Полной заменой антибиотикам они не станут

Роман Козлов: С одной стороны, устойчивость – неизбежный биологический феномен. Так микроорганизмы защищаются от внешних угроз. Поэтому "суперантибиотик", к которому микробы не смогут выработать резистентность, не появится никогда. С другой стороны, антибиотики по-прежнему остаются самым эффективным средством борьбы с инфекцией, и никакого "армагеддона" в этой сфере в ближайшие годы не произойдет. Бактериофаги, иммуномодуляторы, пептиды… исследования по большинству альтернативных методов находятся на ранних стадиях. И вне зависимости от результатов полной заменой антибиотикам они не станут.

Декларацию по борьбе с устойчивостью к антибиотикам подписали уже 193 страны. Настолько велика угроза?

Роман Козлов: Ежегодно около 700 тысяч человек погибает от устойчивых к антибиотикам инфекций. Если не принять срочных мер, к 2050 году эта цифра достигнет 10 миллионов и превысит показатели летальности от рака. Так что многие страны расценивают эту проблему как угрозу национальной безопасности. Туберкулез, пневмония, инфекции крови… Лечить их с каждым годом все труднее.

Дилип Натвани: По сравнению с обычной болезнью лечение устойчивой к антибиотикам инфекции обойдется как минимум в два раза дороже и продлится дольше. При этом повышается вероятность летального исхода. К примеру, когда мы имеем дело с устойчивыми грамотрицательными бактериями, лечение обходится примерно в 6 тысяч фунтов стерлингов. Если устойчивости нет – в 3 тысячи. В Великобритании от устойчивых к антибиотикам инфекций ежегодно умирает около 3 тысяч пациентов, в ЕС – 25 тысяч. И эта статистика занижена: отследить реальную картину вне больничных стен сложно.

Микробы мутируют быстрее, чем ученые разрабатывают новые антибиотики?

Дилип Натвани: Это так. Если в 20 веке появились десятки антибиотиков, то в ближайшие 10 – 20 лет на рынок выйдут не более 15 – 20 новых антимикробных препаратов. Почему? Фармацевтические компании теряют интерес в их разработке. Дело в финансовой жизнеспособности: стандартный курс лечения антибиотиком – 7 – 14 дней, в среднем может назначаться 2 – 3 раза в год. Тогда как для лечения сахарного диабета, гипертонии или рака пациентам приходится принимать препараты на протяжении многих лет, зачастую почти всю жизнь. Поэтому во всем мире сейчас стартуют программы, стимулирующие разработки новых антибиотиков: социальные фонды, гранты, налоговые преференции, совместное финансирование и т.д. Чтобы увеличить инвестиции в эту область, нам нужно работать вместе с фармацевтической индустрией.

Роман Козлов: В России новые антибиотики появятся в том числе в рамках федеральной программы "Фарма-2020". Стоимость создания антимикробного препарата "с нуля" – около 1 миллиарда долларов. И с момента открытия новой молекулы до выхода антибиотика на рынок проходит как минимум 7 – 10 лет. Чтобы быстрее получить отдачу, процедуру регистрации таких препаратов необходимо упростить.

Как остановить распространение "суперинфекций"?

Дилип Натвани: Устойчивые к антибиотикам инфекции смертельно опасны, но многие из них еще поддаются лечению. Зачастую для этого нам приходится комбинировать одновременно 3 – 4 препарата, которые могут быть очень токсичными. Так что, во-первых, нам необходимо разрабатывать современные безопасные и эффективные антимикробные препараты, которые лечат без негативных последствий для организма. Во-вторых, необходимо изменить мышление людей, чтобы антибиотики не принимались без назначения врача (в Великобритании они без рецепта не продаются), чтобы люди не прекращали прием препаратов самостоятельно, не закончив рекомендованный курс. Также нужно, чтобы врачи назначали адекватные дозы и правильную продолжительность лечения.

Ситуация с антибиотиками – это палка о двух концах. С одной стороны, в некоторых странах, например в Африке, доступность антибиотиков ограничена, и люди без них погибают. С другой стороны, доступность антибиотиков влечет за собой их некорректное использование. Здесь нужно найти баланс.

Роман Козлов: Нужно рационализировать их использование в сельском хозяйстве и в ветеринарии, нужны образовательные программы о пользе вакцинации и чистых рук. Плюс – улучшение диагностики, внедрение в клинику методов, позволяющих быстро и эффективно определить вид заболевания. Ну и хороший инфекционный контроль в стационарах.

Ваш пилотный российско-британский проект как раз посвящен проблеме внутрибольничной инфекции?

Дилип Натвани: Да. Проект реализуется Британским обществом по антимикробной химиотерапии и Межрегиональной ассоциацией по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии (МАКМАХ), президентом которой является Роман Козлов. Проект идет почти 2 года и помогает нам определить области для совместной работы. В шести российских стационарах мы внедряем Систему контроля антимикробной терапии (СКАТ), которая была успешно применена в британской системе здравоохранения. Мы собираем данные: какие инфекции распространены в российских многопрофильных больницах и где именно, какие из них устойчивы, сколько назначается антибиотиков и в каких условиях, эффективность этих назначений. Мы думаем о том, как лучше адаптировать британский опыт и опыт других стран для российской системы здравоохранения.

Чем этот проект интересен Великобритании?

Дилип Натвани: Великобритания и Россия учатся друг у друга. Важно обучать врачей и других медработников, политиков, общественность и СМИ, рассказывая о правильном использовании антибиотиков. Мы рады этой возможности сотрудничать, которую поддерживает отдел науки и инноваций посольства Великобритании в Москве.

Могут ли антибиотики помочь в борьбе с раком?

Роман Козлов: К примеру, есть инфекция, вызываемая микробом Хэликобактер пилори, которая может приводить к возникновению рака желудка. Если ее вовремя пролечить, риск онкологии заметно снизится. То же самое с гепатитом B и С, способным приводить к раку печени. Однако прямым воздействием на опухоль обладают только особые, противоопухолевые, препараты.

Дилип Натвани: Здесь необходимо различать два аспекта. Во-первых, химиотерапия повышает риск возникновения инфекций и в дальнейшем для их лечения применяются антибиотики. Во-вторых, существуют антибиотики с иммунологическим эффектом. При этом мне неизвестны антибиотики с прямым воздействием на рак, чья клиническая ценность была бы доказана.

Между тем

Ученые-биологи МГУ им. М.В. Ломоносова получили новый штамм молочнокислых бактерий (Lactococcus lactis ssp. ) для производства эффективных антибиотиков широкого спектра действия. Исследования показали: устойчивости к ним у микробов пока нет. При этом лабораторные мыши, которым в пищу добавляли новый препарат, по сравнению с контрольной группой оказались долгожителями. Бактерии натуральные, нетоксичные, абсолютно безопасные для организма.

Источник: rg.ru

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x