Культура

Андрей Рожков: “Следующее кино мы постараемся сделать без пьянства”

Андрей Рожков на премьере фильма Везучий случай! (режиссер Роман Самгин, 2016)

Шестнадцатого марта в российском прокате стартует комедия “Везучий случай!” — первый полнометражный фильм с тремя самыми узнаваемыми актерами шоу “Уральские пельмени” в главных ролях: Андреем Рожковым, Дмитрием Брекоткиным и Вячеславом Мясниковым. Сценарий к комедии написал Жора Крыжовников (“Горько!”), но еще до премьеры он потребовал убрать свое имя из авторов и заявил, что не имеет к проекту никакого отношения. Теперь в титрах фильма, в графе “Сценарий” стоит фраза: “Уральские народные сказки”. 

Накануне премьеры РИА Новости обсудило с Андреем Рожковым, почему на ТВ много лет несмешно шутят одни и те же люди и когда появятся хорошие российские комедии.

— Мы согласились участвовать втроем, хотя сценарий был написан на пятерых. Остальные ребята в силу разных обстоятельств отказались: кто-то не смог, кого-то не заинтересовал сценарий. Случился серьезный разговор, и мы решили, что будем выступать как отдельные актеры. Зато в нашу команду добавились такие талантливые актеры, как Михаил Трухин и Алексей Маклаков.

— Стараюсь, конечно, следить. Но люблю наши старые комедии — фильмы Гайдая, “Невероятные приключения итальянцев в России” и так далее. Нам пока не удается до них дотянуться.

— Мне кажется, из-за того, что в основе лежит коммерция, попытки просчитать реакции зрителей, всем понравиться. Мало комедий снимается для души. Вот я думаю, что “Горько!” в этом смысле — первая ласточка. Он нашел своего зрителя. Он сделан для простого зрителя, там незамысловатые понятные персонажи, в которых можно узнать своего соседа или родственника. Мы также старались не переборщить в своем фильме с глубокими смыслами, сделать его легким. 

— Уверен, у нас тоже будет такой клуб. Без него никак нельзя! Мы восемь лет занимаемся своим проектом на телевидении, у нас есть как ярые поклонники, так и ярые ненавистники, они нас проклинают, но, несмотря на это, мы существуем и выпускаем свою программу. 

— Рядом.

— На Химмаше. У нас все районы назывались по градообразующим предприятиям. 

— Я спокойно ко всем отношусь. Кто-то закрывается масками, очками, кепками, капюшонами. Это все бесполезно, тебя все равно увидят и узнают, кому надо. И подойдут.

— Бывает, подходят молодые люди, как правило, нетрезвые, приглашают за стол, настойчиво предлагают выпить. У нас, видимо, такой имидж, что мы простые парни и с нами можно запросто выпить водки.

— Я уже четыре года не пью. Вот только по случаю премьеры фильма выпил немного — переволновался. 

— Что, неужели правда?

— Ну, давайте так договоримся: следующее кино мы постараемся сделать без пьянства. Постараемся! Все не от нас зависит.

— Пытаемся быть подальше от политики. Нам кажется, что это не наш формат. Это сатира, ее надо уметь делать — аккуратно, тонко. Как Салтыков-Щедрин. К тому же в политике всегда замешаны конкретные живые люди. А мы считаем, что нельзя обижать человека как такового — кем бы он ни был. Был один номер у нас, в котором Путин и Медведев менялись местами, но это было просто смешно и совсем не обидно. Таким и должен быть юмор. 

— Я вам расскажу такую историю. Лет пять назад мы давали сольный концерт во Владивостоке. Прозвучал финальный аккорд, и мы видим, что по проходу идет мужчина с огромным букетом роз, выходит на сцену — Михаил Задорнов. Представляете? Оказался каким-то образом, отсмотрел концерт от начала до конца, пригласил в ресторан, мы долго с ним сидели, обсуждали шоу-бизнес. Он говорил много правильных вещей, и в частности, что тебя не должно быть слишком много в телевизоре.Надо “выдавать” себя порционно. Вот сейчас кажется, что нас стало слишком много на ТВ, людей это раздражает. Чтобы продержаться на сцене долго, надо быть гениальным человеком. А старые программы, как “Вокруг смеха”, были гениальны. Райкин-старший был гением. Родится ли второй такой? Я пока не встретил.

— Многие молодые талантливые люди пытаются пробиться со своими идеями, но это крайне тяжело. Я сам все это видел, когда работал над шоу “Большая разница” и “Ты смешной”. На последнем мы собирали юмористов со всей страны, я видел истерически смешных людей. Например, у нас победил простой строитель Ашурбек, который гениально пародировал известных людей. Ничего смешнее я в жизни не видел. Он выиграл миллион рублей. Потом мы с ним созванивались, ничего с ним так и не произошло: деньги потратил — что-то построил у себя дома, никто его не увидел, не подхватил. И всё! Слава богу, сейчас есть интернет: любой талантливый человек может выложить свой ролик и узнать реальную “цену” своим шуткам: соберешь ты 10 тысяч просмотров или тебя увидят только пять друзей?

— Не знаю. Я ничего в этом до сих пор не понимаю. Мне бывает очень смешно от простых людей: вот идет по улице женщина, и я смеюсь, не могу сдержаться. Просто наблюдаю за ней, за тем, как она выглядит. Если бы она сказала еще пару слов, то я бы умер со смеху. И в то же время смотрю на экран, вижу людей, которые собирают “Олимпийский” — “комиков” в кавычках — и мне несмешно, мне не нравится то, что они делают. Их стало очень много.

С недавних пор мне люди начали улыбаться. Видимо, что-то в памяти у них всплывает. Вот я иду, и мне навстречу человек: поднимает взгляд, вижу, что узнал, но не может вспомнить откуда. Все равно улыбается, потому что это воспоминание вызывает у него позитивные эмоции. И я улыбаюсь ему в ответ. Вот это самые приятные эмоции, они абсолютно бескорыстны.

Источник: ria.ru

Кнопка «Наверх»
Закрыть