Культура

“Я теперь не женюсь”: первые зрители — о “Нелюбви” Андрея Звягинцева

© Фото : из архива пресс-службы КиноПоискаАндрей Звягинцев на первом российском показе фильма НелюбовьАндрей Звягинцев на первом российском показе фильма Нелюбовь

Драма “Нелюбовь” Андрея Звягинцева, получившая третий по значимости приз жюри в Каннах, выходит в прокат 1 июня. За два дня до российской премьеры картину продемонстрировали на фестивале “КиноПоиск показывает”, а у зрителей этого единственного сеанса была возможность задать режиссеру свои вопросы. Среди первых зрителей была и корреспондент РИА Новости.

Двухчасовой фильм смотрели в напряженной тишине. По жанру “Нелюбовь” — и семейная драма, и психологический триллер. Картина тягостного распада брака главных героев на фоне внешнего благополучия (хорошая квартира, машина, работа) и стерильных пейзажей спального района Москвы получилась настолько реалистичной и убедительной, что буквально первая зрительская реакция после просмотра поступила от молодого человека с задних рядов: “Я теперь, наверное, не женюсь никогда”.

По сценарию это история о супругах за тридцать, которые переживают все неприглядные стороны развода и занимаются устройством своей личной жизни, напрочь забыв о 12-летнем сыне.

Мальчику не находится места в новом мире родителей, поэтому его решено отдать в интернат. Узнав об этом, ребенок уходит из дома, и следующие две трети фильма мы наблюдаем за поисками “бегунка” силами волонтеров.

Уже в первые минуты становится понятно, что, несмотря на то, что в центре сюжета ребенок, настоящие герои фильма — его родители.

Некоторые эпизоды Звягинцев переснимал по 36 дублей, и зрители единодушно восхищались качеством картинки. Тем не менее аудитория по итогам просмотра разделилась на два лагеря, когда речь зашла о финале фильма. Самые жаркие споры вызвала последняя сцена, где главная героиня, мать пропавшего мальчика, бежит на тренажере в спортивном костюме с надписью “Россия” на груди. Кто-то усмотрел в этом политический подтекст, кто-то, наоборот, утвердился в том, что данная история универсальна и могла произойти в любой стране.

“Два часа я смотрела одно кино, а в последние 10 минут мне вдруг показывают второе, которое переносит меня в другой контекст и делает историю локальной. Без эпилога — это универсальная история, которая касается каждой страны, каждого человека, без границ”, — высказалась зрительница.

Андрей Звягинцев настаивает: фильм не привязан к географии или политическому контексту, а образ России он позаимствовал из “Мертвых душ” Гоголя.

“Для меня “Русь-тройка, куда же ты мчишься?” — это великий, с молоком матери вросший в нас вопрос. Эта сцена — аллюзия с гоголевским текстом”, — объяснил режиссер.

“Нелюбовь” — кино не столько про потерю самого дорогого в жизни (ребенка, любви, себя самого), сколько про поиск. Возможно, поэтому мальчика после его пропажи мы так больше и не видим. Все внимание сосредоточено на кошмаре поискового процесса.

Внимательные зрители отметили присутствие в кадре реальных участников добровольческого поисково-спасательного отряда “Лиза Алерт” и поинтересовались у режиссера, зачем он так подробно показывает рутину их работы.

“Мне было принципиально важно не высасывать из пальца, не выдумывать их процедуры и алгоритмы действий. Важно было встретиться с ними и подробно поговорить о том, как они действуют на “заброшке”, в лесной полосе, в сосновом лесу или в кустарнике. Почему нашему мальчику 12 лет? Потому что если пропал ребенок и ему 12 лет — это тот рубеж, с которого у поисковиков определяется “бегунок”, “потеряшка” — это их терминология. Если ребенку 11 лет, то пиши пропало, это беда. Его либо украли, либо что-то еще страшное случилось. А после 12-ти это такой проблемный мальчик или девочка, который попал в период пубертата, конфликта с родителями”, — рассказал Звягинцев.

Режиссер также поделился со зрителями полученной от поисковиков статистикой: в 2016 году в “Лизу Алерт” поступило 6150 обращений со всей страны, из них 1015 человек — дети, найти удалось 89 процентов потерявшихся. Оказавшаяся среди зрителей волонтер-поисковик эмоционально поблагодарила Звягинцева за внимание к деталям и масштабу проблемы: “Так вышло, что лично я с 2012 по 2015 год была координатором в “Лизе Алерт”. Я не верила, что кто-то сможет показать это так в художественном фильме, а вы смогли. И я очень надеюсь, что люди увидят это по всей стране, по всему миру и поймут эту проблему. Спасибо вам огромное”.

В ответ Звягинцев поделился историей, которую услышал от поисковиков.

“Ищут они ребенка, в какой-то момент посреди ночи в штабе, рядом с домом его родителей, находят какую-то информацию, которая кажется важной и актуальной. Кто-то из поискового отряда поднимается в квартиру, звонит в дверь, выходит родитель и говорит: “Подождите, ребята, времени три часа ночи, вы не могли бы завтра утром прийти?” Меня это просто поразило”, — признался режиссер.

Звягинцев отметил, что снимал этот фильм не для какой-то определенной аудитории и не для жюри престижных кинофестивалей, а для самого себя, потому что это единственный, по мнению режиссера, способ достучаться до сердца зрителя. Судя по эмоциональной реакции зала и горячему обсуждению, которое продолжалось за полночь, ему это удалось.

Источник: ria.ru

Кнопка «Наверх»

Заказать!