Новости ПМР

Оздоровление или ликвидация ошибок. Почему в Приднестровье происходит объединение банков?

Оздоровление или ликвидация ошибок. Почему в Приднестровье происходит объединение банков?

Около двух миллиардов рублей – таков, по словам председателя ПРБ Владислава Тидвы, объём проблемных активов, которые за последние несколько лет успела накопить банковская система Приднестровья.

Цифра, конечно, колоссальная, но проблемный актив проблемному активу рознь. Как пояснил руководитель ПРБ во время отчёта перед Верховным Советом, в эту сумму входит 500 миллионов рублей, на которые в прошлом году был увеличен уставной капитал «Приднестровского Сбербанка». Это было сделано, чтобы Минфин смог взять в госбанке кредит для покрытия бюджетного дефицита.

Также к проблемным долгам относятся 730 миллионов, числящихся за «Бюро по управлению активами» – компанией, созданной в 2012 году для контроля и организации работы примерно десятка предприятий, возвращенных в государственную собственность.

Результаты аудиторской проверки, проведенной специалистами российской фирмы «ФБК», свидетельствуют о том, что долг этот, скорее всего, невозвратный, отметил с парламентской трибуны глава Центробанка.

Оставшаяся часть из вышеназванной суммы, по словам Тидвы, приходится на средства, которые ЦБ разместил на субординированных депозитах в нескольких коммерческих банках. За счёт этого дополнительную ликвидность, или так называемые «длинные деньги», получили «Эксимбанк», «Банк Ипотечный», тот же «Приднестровский Сбербанк», а также «Тираспромстройбанк». Однако к тому, как банки распорядились одолженными средствами, возникают вопросы.

«Эффект домино»

В частности, как рассказал руководитель ПРБ, полученная коммерческими банками ликвидность использовалась для выдачи фактически невозвратных кредитов ряду предприятий республики. При этом в некоторых случаях средства при помощи различных схем конвертировались в валюту и выводились за рубеж, где и тратились. Один из примеров – это покупка земли в Подмосковье.

Вместо предоставления займов под перспективные бизнес-проекты в банках попросту кредитовались «свои» люди и фирмы.

На этом поприще преуспели «Банк Ипотечный» и «Тираспромстройбанк», рассказал руководитель ЦБ. Данные кредитные организации выдали потенциально невозвратных займов в совокупности на 400 миллионов рублей.  Причем выдали по большей части без обеспечения в виде ликвидных залогов.

Когда говорят, что банк выдал кредит на такую-то сумму, нужно понимать, что выдаёт он его, как правило, не из собственного капитала, а по большей части из привлеченных тем или иным образом средств. Это могут быть депозиты граждан, ликвидность, предоставленная ЦБ, или счета, на которых в банке держат свои деньги предприятия.

Общее одно: если 400 миллионов рублей растворяются в воздухе, возникает закономерный вопрос: а что банк будет делать, когда придет время возвращать временно привлеченные средства? Причем возвращать с процентами.

Если ответ на этот вопрос найден не был, то, как правило, скоро в СМИ появляются сообщения, что банк попросту «лопнул». Иногда их сопровождает репортаж о том, как двери закрывшейся кредитной организации пытаются взять штурмом обманутые граждане.

При этом проблемы в каком-то одном крупном банке могут спровоцировать «эффект домино» – массовую панику вкладчиков других организаций, попытки большого числа граждан снять все средства с депозитов и закрыть счета, что сделать одномоментно невозможно, так как эти деньги, скорее всего, выданы в виде кредитов. В результате – системный кризис и коллапс всей банковской системы. И Приднестровье, на самом деле, было не так далеко от этого, отмечал Владислав Тидва.

Путь оздоровления

Чтобы избежать развития событий по наихудшему сценарию, новое руководство ЦБ предприняло ряд жестких мер. Уже в декабре в два проблемных банка были введены временные администрации. После оценки потенциально-невозвратных активов собственникам банков было предложено провести докапитализацию кредитных организаций, чтобы закрыть денежную «дыру». Однако этого сделано не было.

«Если обратиться к началу 2017 года, то,  что касается «Ипотечного», акционеров мы вообще не увидели, не с кем было разговаривать об оздоровлении банка. Касательно «Тираспромстройбанка», то там мажоритарным акционером являлся Игнатьев [приднестровский банкир и бизнесмен Владимир Игнатьев – прим. ред.]. С ним были проведены переговоры, до него довели информацию, обозначили сумму, которую было необходимо зачислить для докапитализации банка, дабы он продолжал нормально функционировать. Но человек на полгода пропал, а потом начал шуметь по поводу того, что у него [в банке] все хорошо», – рассказал Владислав Тидва.

У ПРБ, конечно, оставалась возможность решить проблему радикально – отозвать у проблемных банков лицензии и тем самым выжечь болезнь калёным железом. Но в таком случае вопрос, что делать вкладчикам, разместившим там свои депозиты, явно не решался. Как и не было стопроцентных гарантий, что за этим не последует той самой паники, которая способна нанести удар по всей банковской системе в целом.

Поэтому ЦБ пошёл по другому пути. «Банк Ипотечный» и «Тираспромстройбанк»  было решено оздоровить, отдав проблемные активы на откуп специально созданному для этих целей агентству. Возврат потраченных и выведенных денег – теперь его задача.

Сами же кредитные организации будут присоединены к показавшему себя более устойчивым «Эксимбанку». В результате слияния вместо трех банков получится один, достаточно крупный, который в перспективе сможет оперировать большим объемом капитала, а значит, и активнее работать на рынке.

Этот фактор сам по себе является важным для Приднестровья, даже если взять банковский кризис за скобки.

Объективные причины

Дело в том, что республика до сих пор находилась на первом месте среди стран постсоветского пространства по такому показателю, как коэффициент институциональной насыщенности банковскими учреждениями. Если говорить просто, то в Приднестровье  на сто тысяч человек приходится 1,3 кредитных организаций. Для сравнения: в России данный показатель находится на уровне 0,4, в Молдове – 0,3, на Украине – 0,2.

Однако проблема в том, что банков в ПМР вроде бы много, а вот капитала у них, наоборот, мало, возможности по выдаче кредитов и займов весьма ограниченны.

Так, по подсчётам специалистов «Эксимбанка», только для того, чтобы аграрии республики смогли переквалифицироваться с не приносящего значительного дохода выращивания зерновых культур на плодоовощное земледелие, стране нужны кредитные ресурсы в размере 1 миллиарда долларов.

При этом совокупный кредитный портфель всех приднестровских коммерческих банков, т. е. общий объём средств, который они могут выделить или уже выделили в качестве кредитов, не превышает и 370 миллионов долларов США.

Пример показательный, да и тенденция на укрупнение кредитных организаций сформировалась в Приднестровье не сегодня. Еще несколько лет назад в республике действовал почти десяток банков. Потом их осталось лишь шесть. Теперь после слияния «Эксимбанка» с «Банком Ипотечный» и «Тираспромстройбанком», и ликвидации «Банка сельхозразвития» (на котором также числится много проблемных активов) в республике останется лишь три банка. Но зато крупных (по крайней мере, по приднестровским меркам).

Кстати, аналогичный процесс наблюдается и в России. Несмотря на то, что коэффициент институциональной насыщенности там явно ниже, чем в ПМР, в последние годы число банков РФ постепенно еще больше сокращается. Причем протекает процесс противоречиво.

Зарубежный опыт

Так, в предыдущие годы была достаточно распространена схема, когда испытывающий проблемы банк брала на санацию, т. е. фактически присоединяла к себе, более крупная кредитная организация. Затем проблемный актив использовался в различных махинациях.

«Банки через санируемые ими кредитные организации, по сути, просто финансируют проекты своих собственников. Им это удобно, потому что санируемые банки могут не выполнять обязательные нормативы: они не особенно публичны и обходят требования. В результате получается такая большая дыра, которая сейчас раскрывается в принципе», – отмечал в интервью «Медузе» аналитик рейтингового агентства «Эксперт А» Юрий Беликов.

Однако схема действовала, лишь пока Банк России смотрел на такие операции сквозь пальцы. После того же, как ЦБ РФ взял курс на оздоровление банковской системы, у таких «бань» и «черных дыр» стали массово отзываться лицензии. Всего с 2013 года закрылось более 300 кредитных организаций, или треть от их общего количества.

По предварительным прогнозам руководства Банка России, такая политика будет продолжена и в течение следующих двух-трех лет. За этот срок руководитель ЦБ Эльвира Набиуллина надеется выстроить стабильно работающую и прозрачную  финансовую систему, в которой останется всего около 300-400 банков вместо действовавших еще несколько лет назад 900.

При этом, аналогично приднестровскому, российский Центробанк проводит «чистку» финансового сектора весьма осторожно. Так, у накопивших огромные дыры в активах «ФК Открытие» и «Бинбанка» было решено лицензии не отзывать, а провести санацию, т. е. оздоровление. Причина такого «мягкого» подхода – эти банки достаточно крупные даже по российским меркам, и при их закрытии пострадало бы огромное количество граждан, разместивших там депозиты.

В рамках санации и в «Бинбанке», и в «ФК Открытие» также было введено внешнее управление. Примечательно при этом, что провести санацию «Бинбанка» попросил сам его владелец, Михаил Шишханов. Правда сделал он это после того как крупнейшие рейтинговые агентства написали, что из-за агрессивной политики расширения банк накопил  слишком много проблемных активов и у него могут возникнуть сложности. И что характерно именно после этих публикаций сложности у банка и начались. Клиенты и вкладчики начали массово закрывать счета, и «Бинбанк» стал  стремительно терять ликвидность.

По словам Шишханова, он пошел на санацию, так как понимал, что в противном случае пострадают его клиенты. «Государство и Центральный банк спасают и отстаивают интересы вкладчиков и кредиторов. Мои интересы здесь никак не спасаются. Спасается только одно — мое имя, чтобы дальше те люди, которые доверяли мне как банкиру и Бинбанку, меня не проклинали потом десять поколений», – отметил он в интервью РБК.

По предварительным подсчетам, для того чтобы залатать «дыры» в активах «Бинбанка» и «открытия», может потребоваться до 800 миллиардов рублей. Эти средства будут предоставлены Центробанком, после чего кредитные организации  полностью перейдут в его собственность. 

Аналогичный подход, похоже, применяется и в Приднестровье. И в РФ, и у нас идут по одному пути – объединение банков, их оздоровление с последующей продажей.

Проводя масштабную чистку финансового сектора, Банк России не только сокращает риски возникновения больших финансовых кризисов, но и фактически борется с оттоком капитала из страны, уверен один из авторов журнала «Форбс» Александр Данилов.

Журналист приводит статистику, согласно которой, после того как ЦБ РФ начал программу оздоровления банковского сектора, количество денег, выводимых за рубеж через сомнительные операции, значительно сократилось. Так, если в 2008 году речь шла о сумме в 50 миллиардов долларов, то по итогам 2016 года, когда лицензии у большинства занимающихся такой «грязной» работой банков были отозваны, за границу утекло лишь полмиллиарда, т. е. в сто раз меньше.

Собственно, с проблемой незаконного вывода капитала через банки с не совсем «чистой» репутацией сталкиваются не только Россия или Приднестровье. У ближайшего соседа ПМР, Республики Молдова, тоже есть хрестоматийный пример – так называемая «кража века».

Там при помощи сомнительных кредитов, выдаваемых тремя крупнейшими банками за счет средств, предоставленных Нацбанком, из страны было выведено около миллиарда долларов. А так как молдавский ЦБ деньги эти банкам предоставил в рамках финансовой помощи и под гарантии правительства, то государство в итоге оказалось еще и обязанным вернуть этот миллиард. Делать это планируют в течение ближайших 25 лет. Причем поскольку основной источник доходов бюджета любой страны, в том числе и Молдовы, – это налоги, то фактически долг будет взыскан с жителей РМ, и получается, что именно у них украли этот самый миллиард.

***

Однако наш, приднестровский пример, по сути, не сильно-то и отличается от молдавского. И за выведенные из республики деньги тоже в конечном итоге расплачиваемся мы с вами.

Расплачиваемся в виде съевшей часть наших доходов инфляции. Инфляции, вызванной девальвацией, которая произошла из-за того, что прежнее руководство ПРБ на фоне и без того тающего потока валютных поступлений принялось печать деньги, чтобы предоставить банкам ликвидность. Выпущенные рубли потом тем или иным способом конвертировались в валюту и выводились из страны, чтобы кто-то мог купить себе недвижимость. В Подмосковье.

Алексей Маслов.

#экономика#банки#санация#Приднестровье

 Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы быть в курсе событий в ПМР и мире

Источник – novostipmr.com

Кнопка «Наверх»