Новости ПМР

«Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в Приднестровье

«Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в ПриднестровьеПо разным оценкам, в 1941 – 1944 годах оккупационная администрация уничтожила в Приднестровье 40 – 90 тыс. человек «Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в ПриднестровьеПамятник жертвам холокоста в Рыбнице. Фото ИА “Новости Приднестровья”

«Снимите это на пленку, запишите рассказы свидетелей. Зачем? Потому что рано или поздно появится какой-нибудь человек, который осмелится сказать, что всего этого никогда не было». Эти слова принадлежат американскому генералу Дуайту Эйзенхауэру. Он произнес их в 1945 году  во время посещения концентрационного лагеря «Ордурф», где фашисты систематически уничтожали людей разных национальностей.

Таких лагерей на территориях, контролируемых Третьим рейхом (Германия в 1933 – 1945 гг.), было много. Ещё больше было еврейских гетто. Они создавались специально для того, чтобы собирать в одном месте иудеев. Так их было проще уничтожать, ведь согласно расовым концепциям нацистов, все евреи должны были быть стерты с лица земли. В современной научной литературе и публицистике эта политика нацистской Германии получила название холокост (Holocaust) — от древнегреческого holocaustosis, означающего «всесожжение», «уничтожение огнем», «жертвоприношение».

Ежегодно 27 января отмечается Международный день памяти жертв Холокоста (International Holocaust Remembrance Day). Резолюция об этом была принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в 2005 году. Эта дата выбрана неслучайно. 27 января 1945 года Советская армия освободила крупнейший нацистский лагерь смерти Освенцим, в котором погибло, по разным оценкам, от 1,5 до 4 млн человек, большая часть которых – евреи.

Холокост не обошел стороной и Приднестровье. В 1941 – 1944 годах здесь была установлена румынская оккупационная администрация губернаторства Транснистрия. Румыны активно сотрудничали с немецкими нацистами, в том числе и в истреблении евреев. По разным оценкам историков, в Приднестровье в годы оккупации их было уничтожено 40 – 90 тысяч человек.

«Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в Приднестровье

Памятник жертвам холокоста в Тирасполе. Фото ИА “Новости Приднетровья”

Памятники жертвам Холокоста  установлены в Тирасполе, Бендерах, селе Плоть,  Рыбнице, Дубоссарах и других городах. В каждом из них инициаторами и спонсорами установки памятников становились местные еврейские общины или потомки тех, кто пострадал на этой территории.

В 1941 – 1944 гг. в оккупированном междуречье Днестра и Южного Буга была создана целая система гетто и концлагерей. В Рыбницком уезде находились 6 гетто, в Тираспольском — 3, а также несколько в Дубоссарах и некоторых других местах.

«Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в Приднестровье

Памятник жертвам Холокоста в Бендерах. Фото из открытых источников

Причем жертвами Холокоста стали как депортированные евреи, так и местные жители. Воспоминания очевидцев задокументированы и опубликованы, но даже спустя 78 лет от этих историй стынет кровь.

После войны об этнических чистках в селе Ягорлык рассказал Сергей Завтур, который на тот момент был подростком.

«Мы спрятались в зеленых зарослях и стали наблюдать. Немцы гнали ягорлычан в сторону р. Днестр, к бывшему тиру. После того, как обреченные закончили копать яму, их построили. Немцы откуда-то взяли доску и поставили поперек ямы. На эту доску ставили 6 человек. Дети, женщины кричали, мужчины молчали. Картина была ужасной. Многие падали в яму живыми от страха. И так повторялось до тех пор, пока не расстреляли всех обреченных. Малышей брали на штыки и бросали вниз. Яму забрасывали небольшим слоем земли, которая впоследствии пропиталась кровью и обозначила контуры захоронения»

Наиболее ужасающие события произошли в Дубоссарах осенью 1941 года. Сюда под охраной румынских жандармов конвоировали евреев из Кишинева, Григориополя, Тирасполя , Котовска, Балты, Ананьева, Красных Окон. Место было выбрано неслучайно – почти половину населения города до войны составляли евреи. В сентябре на окраине Дубоссар начались массовые убийства. По разным оценкам, за несколько лет здесь были убиты около 20 тысяч человек.

«Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в Приднестровье

Дубоссары, сентябрь 1941 г. Фото из открытых источников

Петру Игнатьеву из Дубоссар тогда было 13 лет. Сентябрьскую резню он запомнил на всю жизнь:

«Расстреляв мужчин, приводили женщин и детей. Перед убийством собирали золото, отрезали косы. Маленьких детей заставляли поднять на плечи взрослым, а тех, которые постарше, – становиться на колени перед ямой. Далее все повторялось. Когда яму заполняли расстрелянными, сверху ее засыпали соломой и землей. Рядом выставляли охрану. На другой день было видно, как земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала. В могилах еще были живые люди».

Чудом выжил Николай Хворостян, мальчик, которого вместе с семьей оккупанты повели на расстрел.

«Одна русская семья, –  рассказывал он после войны, – спрятала нас в подвале. Но кто-то выдал. Мать, отца, меня (мне тогда было 14 лет) и шесть старших сестер посадили под замок на табачной фабрике. Продержали месяц, морили голодом – знали, что мать и сестры – коммунисты. Днем нас пригнали к ямам. Строили по три человека в ряд и стреляли. Родители погибли вместе. Сестер Злоту и Пейсу немцы увели накануне вечером. Изгалялись над ними, а на рассвете повесили. Потом их скинули в одну из ям. Меня поставили между сестрами Любой (с грудным ребенком на руках) и Женей. И выстрелили… Я очнулся глубокой ночью. Ныла спина. Видно, пуля, чиркнув, только задела, но не вошла в тело. Поэтому и остался живым. Под трупами, в вязкой крови нечем было дышать. Осторожно стал выбираться. Вокруг ямы было скользко от крови, валялись пальцы и куски мяса – это от разрывных пуль. Кинул последний взгляд на родных. Казалось, сейчас сойду с ума. Кроме меня, спаслось в ту ночь еще шестеро оставшихся в живых. Мы разбежались в разные стороны и больше никогда друг друга не видели».

Николая Хворостяна затем прятали местные жители. Они сильно рисковали – за укрывательство евреев предусматривалась смертная казнь.

«Земля над ямой подымалась, опускалась, словно дышала». Воспоминания о Холокосте в Приднестровье

Мемориал жертвам нацизма в Дубоссарах. Фото: Александр Паламарь

Зафиксированы и единичные случаи сотрудничества местных с оккупационной администрацией, однако, как правило, люди старались помогать попавшим в беду.

«В нашем украинском селе евреев вообще не было, но всю войну у нас в селе жители прятали две еврейские семьи из Каменки, – рассказывал житель Окницы Владимир Матейчук. – Причем про это многие знали, даже видели этих людей, ведь они не в подвале сидели, а работали по хозяйству, за водой ходили, но настолько дружные были в нашем селе люди, что их никто не выдал, и они благополучно пережили оккупацию».

До сих пор официальный Бухарест стремился минимизировать свое участие в Холокосте, списывая всё на немецкие зондер-команды. Сегодня стали заметны попытки румынских властей и вовсе оправдать военных преступников.  Так, в румынской Вранче городской суд не так давно пересмотрел статус военного преступника Георге Алексиану – губернатора оккупированной Транснистрии и одного из организаторов Холокоста в Румынии. Несмотря на то, что в 2008 году Высшая кассационная судебная палата Румынии признала Алексиану не подлежащим реабилитации, полностью подтвердив приговор Народного трибунала (1946 год) о смертной казни и конфискации всего имущества, уже год спустя, в 2009-м, судья города Панчиу в своем вердикте назвал Алексиану «осужденным по политическим мотивам».

Материал подготовлен на основе открытых источников и публикаций в «Историческом альманахе Приднестровья»

Источник – novostipmr.com

Кнопка «Наверх»