Новости ПМР

Дата свободы Бессарабии

16 мая 1812 года был подписан Бухарестский мир, освободивший Бессарабию от ига чуждой народу Молдавии по духу и вере Османской империи. Тогда русские войска, разгромившие под командованием Михаила Илларионовича Кутузова турецких воинов, принесли свыше чем на 100 лет в междуречье Прута и Днестра спокойствие, безопасность и достаток. Между тем, сторонники присоединении бывшей МССР к Румынии в своём извращённом сознании считают этот день траурным.

Андрей Сафонов

Увы, для некоторых людей существует даже траур по собственной свободе.

1. Человеческая глупость бывает беспредельной…

Меня всегда удивляло: до какой степени может простираться человеческая глупость? Ты можешь кого-то любить или нет, но демонстративно доказывать, что османское иго было не таким уж страшным, лишь бы насолить тем, кто мешает, по твоему убеждению, войти тебе в румынское пространство – чистый идиотизм.

Всё это каждый год вспоминается мне в преддверии даты 16 мая. В эти дни рыдания и всхлипы перекрывают все допустимые децибелы: ах, как хорошо, если бы Бессарабия осталась тогда под турками! Вот бы они оборонили нас тогда от супостатов российских! Потерпели бы немного – а там и Румыния бы образовалась! И Бессарабия бы туда, в эту самую Румынию спокойно вступила бы. Вот для чего нужны слёзы и сопли по султану, которого русские солдаты, украинские казаки и молдавские добровольцы в 1812 году отлупили и выбросили за Прут! Коль ты злобишься на единоверцев, прекративших резню твоих предков (а среди единоверцев было множество молдаван с оружием в руках, дравшихся с турками), то и «магометанский» султан с его кровожадными пашами и разбойничьими татарскими мурзами тебе как братья родные…

Воистину, если Господь хочет кого-то наказать, он отнимает у наказуемого разум.

Представим себе, что в 1812 году «русским оккупантам» не удалось победить «повелителя правоверных» и «защитника Молдавии» (по версии унионистов) – султана Турции. Оказалась бы Молдавия в одной кампании с Болгарией. Надоело, как известно, Болгарии находиться в едином с Турцией «пространстве». В 1876 году вспыхнуло Болгарское национальное восстание. В ходе подавления болгарского восстания, как всем известно, турецкие войска совершили массовые убийства мирного населения, погибли разом свыше 30 тысяч человек. Такую историю Молдавии хотели бы видеть кишинёвские унионисты?

В 1812-1917 годах, когда Бессарабия пребывала в составе Российской империи, она свыше века наслаждалась миром. Ни одного вражеского солдата, ни одного настоящего бунта. А вот что случилось в 1848 году в любимом унионистами Бухаресте, согласно историческим источникам: «13 сентября турецкая армия вплотную приблизилась к Бухаресту. Волонтёры предприняли попытку оказать сопротивление южнее Бухареста, возле Дуная. Их затея потерпела поражения из-за разобщённости сил, после чего бухарестцы попытались перекрыть дорогу в город заставой. Началось сражение. Кавалерия турок прорвалась через толпу народа, многие из валахов погибли. Долго в районе Дялул Спирий сопротивлялись рота солдат-пожарных под командованием П.Зэгэнеску и солдаты 3-го пехотного полка валашской армии. Хорошо обученным и численно превосходящим противника турецким войскам удалось подавить сопротивление и вечером полностью занять Бухарест».

2. Давайте сравним!

Ладно, турки. В конце концов, они всё равно потеряли свои позиции в будущей Румынии. Но, может, при румынах до 1917 года бессарабцам жилось бы безопаснее, сытнее, спокойнее, чем при царе? Ничуть не бывало. Когда Бессарабия наслаждалась тишиной, не считая редких всплесков крестьянского недовольства, в Румынии в 1907 году вспыхнуло мощное восстание землеробов. И вот какие эмоции испытал Бухарест в то время, как тихие улицы Кишинёва представляли собой подлинную идиллию:

«5 марта 1907 г. в город Ботошани ворвались толпы восставших крестьян, вооруженных косами, вилами и топорами. После уличных боев с правительственными войсками повстанцы были выбиты из города… К 10 марта 1907 г. крестьянское восстание, начавшееся 8 февраля, охватило все уезды Молдовы. Король Кароль I объявил чрезвычайное положение. Тысячи повстанцев окружили Яссы, но гарнизону удалось отбить их натиск. В Галаце у здания городского управления эскадрон гусар расстрелял толпу крестьян и рабочих. Колонны повстанцев двинулись на Бухарест, отмечая свой путь пожарами помещичьих усадеб… 12 марта 1907 г. в Бухаресте столичный гарнизон пулеметным огнем отразил попытку 4 тыс. восставших крестьян, совершивших поход из Валахии, ворваться в город. «По восставшим открыли огонь из пулеметов. После первых же выстрелов сотни крестьян пали мертвыми и ранеными, остальные в ужасе бросились бежать по направлению к ближайшему лесу. Раздался залп из пушек по скрывшимся в лесу. Из огромной колонны восставших едва две сотни спаслись… после этой жуткой бойни». До конца марта 1907 г. румынская армия жестоко подавила крестьянское восстание в Молдавии. Было уничтожено до 11 тыс. повстанцев».

Думается, самые видные историки-унионисты не могут вспомнить случая, когда бы толпы мятежников при царе врывались на улицы Кишинёва, Сорок или Оргеева, а царские гусары (помните поручика Ржевского или подлинного Дениса Давыдова?) сотнями и тысячами «мочили» бы молдавских крестьян.

Ларчик просто открывается: обличая Российскую империю, Румыния и её кишинёвские помощники злятся оттого, что жирный кусок в виде Бессарабии в XIX столетии ускользнул из рук Бухареста. Поэтому царь, при котором междуречье Прута и Днестра наслаждалось свыше, чем веком мира. благоденствия и спокойствия, для унионистов плох. А султан Турции, который мог запросто приказать убить неугодного господаря или велеть вассальным татарам опустошить Молдавское княжество, для них хорош. Типичная логика извращенцев.

Вот турецкие нравы, проявившиеся в расправе над господарем Молдавии Ионом Водэ Лютым в 1574 году: «Молдавско-казацкое войско три дня сопротивлялось в полном окружении. В итоге, Иоан Водэ решил сдаться на условиях сохранения жизни себе и своим воинам, однако турецкий паша казнил господаря. Иоан Водэ Лютый был обезглавлен, тело его привязали к четырём верблюдам и разорвали на части. Был убит и запорожский гетман Сверчевский. Подобная участь постигла и многих рядовых воинов».

А вот, что, к примеру, случилось с господарем Валахии (он правил в священном для унионистов Бухаресте), по историческим источникам: князь Константин Брынковяну после окончания войны Турции с Россией в 1711 году (Прутский поход Петра Великого в союзе с Дмитрием Кантемиром) «наверняка почувствовал облегчение, полагая, что и дальше может править столь же спокойно и благополучно. Ведь и турецкие хозяева не имели оснований быть недовольными, и народу было, за что благодарить своего правителя. Но в апреле 1714 г. из Константинополя пришел приказ о смещении и аресте Брынковяну. Ранее турки обещали валашскому князю пожизненное правление, и сдержали свое слово – окончание княжения означало и конец жизни. 24 августа 1714 г. Константин Брынковяну сначала увидел, как отрубили головы четырем его сыновьям и самому преданному советнику, затем был обезглавлен сам. Тела казненных в течение дня висели на воротах дворца султана, затем были выброшены в море».

Очевидно, сторонники присоединения Молдавии к Румынии хотели бы, чтобы подобные нравы процветали на молдавской земле и после 1812 года. Пусть это останется на их совести.

3. Румынская империя?

Думается, однако, что за нападками на Российскую империю и СССР кроется банальное желание политиков Румынии и их сателлитов в Кишинёве сделать Румынию империей. Правда, региональной – на большее сил и ресурсов не хватает. Паспортизация Северной Буковины; попытки объявить молдавское население Южной Бессарабии и Приднестровья не молдаванами, а румынами; завладение украинским Черноморскимо шельфом с его газовыми месторождениями; претензии на украинский остров Майкан на Дунае, яростная борьба против федерализации как способа урегулирования молдо-приднестровского конфликта (ведь Приднестровье, когда пробьёт час, надо будет брать «тёпленьким», без статуса, вместе со всей унитарной Молдовой) – всё это последовательные шаги по созданию Румынской империи. Пусть даже в роли императора выступает президент страны. В мире такое бывало: в Испании, которая считалась королевством, до 1975 года не было короля, ибо там правил генералиссимус Франко.

Мнимую «аннексию» Бессарабии в 1812 и 1940 годах унионистам надо «разоблачить», чтобы «ликвидировать последствия» её. А как их ликвидировать? «Вернуть Бессарабию её подлинному хозяину», то есть, по логике унионистов, Румынии. Вот и всё.

Заодно, атакуя Российскую империю и СССР, унионисты хотят отвлечь внимание от провальных итогов развития Правобережья Днестра вне большого государства. А ведь в большой стране жители Молдавии могли реализовать себя как учёные и писатели, издававшиеся в Москве, а не только как мастера по укладке плиток. Какие предприятия введены в строй в 1991-2015 годах? Может, доведён до ума «имперский» компьютерный завод, построены новые тракторный, телевизионный, по производству холодильников; может, снизились тарифы? Вот и остаётся врать про перспективу вступление в ЕС, в то время, как свыше 50% населения Молдовы выступают за нахождение страны в Таможенном Союзе, а “европейскую перспективу” поддерживает до 32%.

Эти цифры говорят сами за себя…

4. 1812 год – начало расцвета Бессарабии

После 1812 года Бессарабия расцвела. В 1812 году всё население Бессарабии, от мала до велика, составляло максимум 275 тысяч. А к 1861 году – уже 830 тысяч. Ну, как? Кто скажет, что народ был недоволен «аннексией» и изгнанием его султанского величества из будущего цветущего сада Советского Союза?

Шла вовсю и “европейская интеграция” – в границах Российской Империи. Так, среди колонистов на пустовавших землях было немало немцев, французов, швейцарцев. Кто не знает о швейцарцах из Шабо? А о шабских винах? В целом же «носители европейских ценностей» основали тогда 24 селения в Бессарабии, а ещё 5 – в Приднестровье.

Даже крестьяне, работавшие на помещиков или на монастыри, почуяли, что пришла иная, лучшая жизнь. В середине 1830-х годов таких крестьян было 476,5 тысяч душ. А лет 15 спустя – уже под 600 тысяч. Впечатляет. И кто после этого назовёт акт 1812 года бедой для народа между Прутом и Днестром?

в Бессарабии имелось 7 городов. Это Кишинёв, Оргеев, Бендеры, Аккерман (ныне Белгород-Днестровский), Измаил, Килия, Хотин. А к середине века XIX городов насчитывалось уже 12.

В 1812 году в Кишинёве проживало 7 тысяч жителей. Так развивались города Молдавии под патронажем Турции. А в 1861 году в «городе белом, цветке из камня» (он, правда, лет 110 спустя станет таковым) насчитывалось уже 87 тысяч человек. Увеличение в 12 с половиной раз числа кишинёвцев за полвека говорит только об одном: они присоединение Бессарабии к России не считали захватом, а полагали благом. Они праздновали Освобождение-1812, судя по вышеприведённым цифрам, от души и долго.

5. Экономика взлетает вверх, жить становится лучше. И веселее!

Но лучше всего о позитиве тех событий говорит экономика. Растут производственные показатели – значит, изменения во благо. Падают они – выходит, плохие времена настали. Так мы и будем оценивать результаты 1812 года для Бессарабии. Сам год Бухарестского мира брать не станем, потому как война с турками только завершилась, а с Наполеоном ей ещё 2 года идти. А вот к 1840-м годам стало явно получше.

Итак, в начале 1840-х в Бессарабии было 385 тысяч голов крупного рогатого скота; к середине 1850-х (менее, чем через 15 лет!) – уже 510 тысяч. Лошади выросли в числе от 80 до 100 тысяч голов. Оговоримся: коневодство есть дело очень непростое, поэтому здесь 20 тысяч – число значительное. Овечки, воспетые в молдавском фольклоре, от присоединения к империи Романовых не проиграли: было их 897 тысяч, а стало аж 1 миллион 660 тысяч голов. Свинки тоже не подвели, скакнув от 46 до 182 тысяч.

Посевные площади с менее чем 100 тысяч десятин сразу после 1812 года возросли до 1 миллиона 200 тысяч. Рост – в 12 раз к 1840-м годам. Виноград рос примерно на 8 тысячах десятин земли. Зато в 1850-м площади под эту культуру увеличились втрое, достигнув 25 тысяч. Фруктовые деревья: было 1,5 миллиона, а стало 2,6. До 1812 года добытчики давали Молдавии и всей многонациональной Турции 500 тысяч пудов соли ежегодно. А в 1830-х годах молдавские промыслы уже давали в сезон от 3 до 8 миллионов пудов. В 1870 году Молдавия давала стране 3,5 миллиона вёдер вина; в 1883 году – 6,5; в 1896-м – 15 миллионов. Край по производству вина был среди винодельческих регионов России на первом месте: в 1899 году из 29,5 миллионов вёдер всего вина России, в Бессарабии производилось 14,7 миллионов. А фруктовые сады? С 1870 по 1900 годы их площадь увеличилась в 1,5 раза, достигнув 26 тысяч десятин.

Общая численность поголовья скота в 1900 году достигла 3 миллионов голов. Если в 1861 году в крае было 100 мануфактур, то в 1900 году их было уже 1,2 тысячи. Двенадцатикратный рост!

6. Народ Бессарабии радуется жизни

С 1861 по 1900 год число жителей Бессарабии удвоилось: с 1 до 2 миллионов человек. В Бессарабии удвоилось, а в российских регионах рост составлял меньше – полтора раза.

Специалисты подчёркивают: в Бессарабии это происходило в основном за счёт естественного прироста. В 1856 году в городах края проживало 176,6 тысяч человек, а в 1897 году (год Всероссийской переписи) – 293 тысячи. В Кишинёве жителей было уже 108 тысяч против 7 тысяч в 1812 году, когда Османская империя навсегда оставила Бессарабию.

Российская держава создала условия для мирного, спокойного, созидательного развития Бессарабии. Народ края сполна воспользовался ими.

Вот и выходит по всему, что Бессарабии лучше было пребывать в составе страны могучей и сравнительно передовой (Российская империя), чем слабой и отсталой (Османская империя, Запрутская Молдавия, а позже – Румынское королевство).

7. 16 мая – не траур, а праздник!

«Траурные» рыдания встраиваются в целый ряд шагов унионистов во власти РМ. Это и попытки вытесненить русский языка даже из сферы кинопроката, попытка слома формата миротворческой операции на Днестре, объявление молдавского языка румынским и предложение генерального примара Кишинёва Дорина Киртоакэ, прозвучавшее несколько лет назад, убрать герб с государственного флага Молдовы. Последнее политически логично: если у «двух румынских государств» и название языка и внешний вид стягов и многое иное будут одинаковыми, то что в нужный момент сможет помешать их объединению?

Мы же стоим на позиции, что 1812 год означал Победу, Освобождение для народа Бессарабии. Надо было бы изгнать турок из всего Молдавского княжества, как о том и просили Россию боярство, духовенство и простые люди Молдавии, да сил не хватило. Вот за эту недоработку царя и его генералов, возможно, стоит критиковать!

По тогдашним меркам и последствиям для молдавской истории 16 мая 1812 года – это всё равно, что 9 мая 1945 года для сегодняшних поколений.

И, что самое интересное, унионисты не признают не только изгнание турок из Молдавии хорошим делом, но и скорбят о разгроме фашистов. Чего нам делать в Москве на Парадах Победы, публично печалятся они. Ведь мы проигравшие!

Мы же с гордостью отвечаем: а мы – выигравшие! Мы выиграли в 1791 году, когда по Ясскому миру османы были изгнаны с Левобережья Днестра. Мы одержали Великую Победу в 1812 году, когда народ Молдавии сбросил с плеч азиатскую деспотию «магометанского» Стамбула и присоединился к единоверному, развитому и современному государству. Мы взяли верх в 1940 году, когда соединение усилий жителей Бессарабии и мощи СССР привели к изгнанию румынских оккупантов из мест, откуда за 128 лет до того бежали войска османского султана. И мы закрепили всё это в августе 1944 года, когда Ясско-Кишинёвская операция надолго положила конец иллюзиям о «Великой Румынии».

16 мая 2012 года мы не приспускаем флаги в знак выдуманного на пустом месте «траура», а гордо вздымаем их ввысь в знак своих великих побед!

Андрей Сафонов, приднестровский политолог

Кнопка «Наверх»
Закрыть