Вывод войск США из Афганистана открывает окно больших возможностей для России и Китая

Вывод войск США из Афганистана открывает окно больших возможностей для России и Китая

Вывод американских войск из Афганистана откроет в истории этого государства новую эпоху, а для России и Китай — окно больших возможностей. Впервые за многие годы у Москвы и Пекина появится шанс совместными усилиями запустить на афганской территории реальный механизм примирения и деконфликтинга.

К таким выводам пришел обозреватель ФАН, проанализировавший ситуацию вокруг анонсированного Вашингтоном начала вывода американских войск из Афганистана.

«Мы начнем вывод войск…»

14 апреля президент США Джо Байден объявил о полном и окончательном выводе войск своей страны из Афганистана, которое должно стартовать до 1 мая и завершиться к 20-й годовщине «9/11» — 11 сентября 2021 года. В тот же день о том, что их военнослужащие тоже покинут Афганистан, поторопились заявить и союзники Штатов по НАТО.

«Признавая, что не существует военного ответа на вызовы, с которыми сталкивается Афганистан, страны НАТО приняли решение, что мы начнем вывод войск в составе миссии (инструкторов и советников. — Прим. ФАН) «Решительная поддержка» к 1 мая», — говорится в документе, принятом по итогам видеоконференции глав МИД и министров обороны стран-членов Североатлантического альянса.

Таким образом, американское вторжение в Афганистан, начавшееся 7 октября 2001 года, спустя почти ровно 20 лет наконец-то заканчивается с формулировкой «военного ответа на вызовы не существует».

Давайте разберемся с его итогами.

Накануне начала вывода своих войск американское военно-политическое руководство должно осознавать, что результат двадцатилетних усилий Вашингтона в Афганистане оказался, мягко говоря, печален. США политически потеряли контроль не только над афганской территорией, но и над всем регионом в целом. Эпоха глобального американского доминирования завершилась регионализмом — созданием устойчивых региональных альянсов.

Едва придя к власти, команда Джо Байдена тут же взяла на вооружение один из ключевых тезисов экс-президента Дональда Трампа о необходимости скорейшего полного вывода войск из Афганистана. Такой маневр новой администрации Белого дома достаточно красноречиво знаменует собой тот стратегический тупик, в котором оказалась американская политика в отношении Исламской Республики Афганистан (ИРА).

Трамп не успел вывести из ИРА войска по причине системного саботажа его решений Пентагоном и разведсообществом США. Теперь американским воякам и разведчикам придется иметь дело не с «Большим Дональдом», у которого большая часть сил уходила на борьбу с Deep State, а с командой демократов — агрессивной и нетерпимой к любым возражениям.

Это не означает, впрочем, что исход янки из Афганистана пройдет без сучка и задоринки. И у Пентагона, и особенно у ЦРУ более чем хватает причин продолжать «цепляться» за ИРА.

Восток — дело тонкое!

Американский генерал Дэвид Петреус, командовавший Многонациональными силами в Ираке, затем силами США и НАТО в Афганистане и, наконец, «доросший» до должности директора ЦРУ, приложил немало стараний, чтобы замирить Афганистан по иракской «методичке». Однако из этого ничего не вышло. Политический проект создания в Кабуле дееспособного национального правительства у янки тоже не «взлетел».

Почему? Ну, например, на данный момент уже второе поколение афганских политиков под формулировкой «работа в правительстве» подразумевают прежде всего свое включение в различные варианты государственной ренты, главным образом — наркотрафика, и последующий переезд с «заработанными активами» в ЕС или США.

Еще одним серьезным препятствием к миру являлось его неприятие самими американцами, в той или иной мере «подключенными» к афганской теме. Замирение Афганистана помешало бы и этим людям пестовать в своих интересах местный наркотрафик и многочисленные коррупционные схемы.

В целом, в Афганистане сложилась криминальная экономика, основанная на масштабном «распиле» получаемых из США и ЕС бюджетов. В этом процессе с удовольствием принимали участие не только представители местной администрации, но и сами американские, а также европейские «освободители». Это интернациональный «распил» стал, так сказать, первым «китом», на который опиралась экономика ИРА.

Все последние 20 лет Афганистан выступал удобным и эффективным проектом по разворовыванию масштабных средств, которые шли по гражданской и военной линиям. Происходило это в интересах «нужных» правительству США компаний-подрядчиков и за счет рядовых американских налогоплательщиков. О чем говорить, если за все 20 лет не было зафиксировано ни одной попытки провести там хоть какой-либо аудит!

Афганистан также являлся важным финансовым и инфраструктурным звеном в операциях американского разведывательного сообщества. При этом вторым «китом» национальной экономики Афганистана стал наркотрафик опиатов, объем которого после вторжения НАТО вырос более чем в сто раз и продолжает расти. Напомним, что к 2017 году объем площадей посевов мака в Афганистане, только по официальным данным, достиг 350 тыс. гектаров. Чтобы представить реальную цифру, этот результат можно смело умножать на два.

Гигантский наркотрафик, направляемый в сторону России, Вашингтон использовал как стратегический разрушительный инструмент против нас и европейских стран. Прибыль от наркотрафика направлялась на финансирование спецопераций ЦРУ, в том числе в рамках поддержки исламистских группировок в регионе, а также на Ближнем Востоке. Подчеркнем: наркотрафик из Афганистана — это ресурс, за который курирующие его американские структуры будут «биться насмерть»…

При этом за время присутствия войск США и военных контингентов американских союзников Афганистан не стал ни независимым, ни прозападным. К 2020 году активность этих войск на афганской территории снизилась к минимуму — по сути, солдаты охраняли сами себя.

В итоге в феврале 2020 года Соединенные Штаты и радикальное движение «Талибан» (террористическая организация, запрещенная в РФ) — без представителей национального афганского правительства — договорились о выводе войск западной коалиции в течение 14 месяцев. Это означало сепаратный сговор, в рамках которого янки просто оставляли правительство Афганистана на «съедение» талибам и различным фракциям «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ). Новая администрация Белого дома тоже ничего, кроме виртуального «похлопывания по плечу», Кабулу предложить не смогла.

Соглашение с талибами, достигнутое еще при Трампе, во многом отражало тот status quo, что сложился в ИРА к февралю 2020 года. Наращивание сил США и НАТО не привело к реальному усилению контроля над афганскими провинциями. Зато высокие потери и растущие расходы военных бюджетов стали существенно влиять на внутреннюю политику стран, отправивших своих солдат в Афганистан.

Одновременно с этим на афганской территории возник вакуум власти. Как известно, «свято место пусто не бывает» — там, где установить свой контроль не смогли американцы и натовцы, преуспели иные центры влияния, отнюдь не всегда относящиеся к Вашингтону с симпатией. Де-факто, Афганистан оказался поделен на регионы влияния между Россией и Узбекистаном (узбекские районы), Пакистаном (пуштуны), Ираном (западные приграничные районы и провинции с населением из белуджей).

Кроме того, Россия добилась положения влиятельного посредника между движением «Талибан» и другими силами афганского региона, включая национальное правительство ИРА. Этому никак не помешал тот факт, что Верховный суд России еще в 2003 году признал «Талибан» террористической организацией. Восток — дело тонкое!

Игроки, арбитры и снова наркотрафик

В целом, распад глобального мира на региональные союзы во многом отразил картину политического влияния в Афганистане и прилегающих к нему областях. ИРА стала точкой сборки формирующегося союза Китая, Ирана и Пакистана.

В глобальном транзитном проекте этого альянса Афганистан занимает очень важное место. Пакистан из союзника США превратился в самостоятельное государство с растущим национальным ВПК и крепнущими связями с Китаем, в том числе по линии ВТС. За время противостояния с США нарастил свое влияние в Афганистане Иран: тамошний вакуум власти позволил проиранским силам создать полностью автономные регионы. Новым амбициозным игроком на афганском поле стала Турция со своим проектом союза тюркских народов. Турецкие проекты военно-технического сотрудничества со странами Центральной Азии (Узбекистан, Туркменистан) серьезно потеснили проекты американские. Словом, амбиции Реджепа Эрдогана чувствуются теперь и в Кабуле.

А что же Россия? Наша страна сохраняет и укрепляет свое влияние в регионе за счет имеющихся каналов связи с «Талибаном» и отношений с ключевыми республиками Центральной Азии, в первую очередь с Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном. Политическое влияние РФ в Афганистане — прямое и косвенное — сейчас преобладает. Тем не менее, Москва не стремится доминировать и конкурировать в регионе, оставляя себе роль арбитра. Тем самым она избегает большого количества рисков и обременений при сохранении значительных возможностей по оказанию своего влияния на ситуацию в ИРА.

В этой радикально изменившейся картине происходящего в Афганистане места для США и НАТО не нашлось. Следуя своей политике откровенного грабежа, без какого-либо позитивного сценария развития ИРА, Штаты банально отстали от жизни. Таким образом, в современных реалиях вывод Вашингтоном войск выглядит более чем вполне оправданной мерой. Вместе с тем следует ожидать, что Штаты постараются не уйти до конца и при первой же удобной возможности вернуться. Этого Вашингтон может добиться с помощью своего политического влияния, а также провоцирования в регионе конфликтов, в которых США заняли бы роль арбитра.

Возвращение Штатов может начаться с интенсификации двусторонних отношений, например — с поддержки амбиций Турции и раздувания российско-турецких противоречий в регионе. Вторым перспективным «союзником» США в деле их возможного возвращения в Афганистан может оказаться Пакистан, в чьей элите хватает фигур с проамериканскими симпатиями. Правда, хватает там и сторонников укрепления союза с Китаем, так что в случае с получением американцами поддержки от Исламабада, как писала одна «дочь офицера», не все столь однозначно.

Как мы уже упоминали, разведсообщество США всеми силами постарается сохранить контроль над наркотрафиком из Афганистана, который стал эффективным инструментом влияния на Россию и Европу, одновременно выступая масштабным источником финансирования деятельности ЦРУ по всему миру. Ценность этого ресурса для Вашингтона сложно переоценить. Посредством него разведсообщество США поддерживает связи с организованной преступностью Азии и Европы, а также участвующими в наркотрафике исламистскими террористическими группами и содействующими транзиту наркотиков коррумпированными правоохранителями.

Важно понимать, что для Лэнгли огромную роль играют не только наркотики и прибыли от их продажи, но и сами каналы контрабанды, по которым, помимо наркотрафика, можно в интересах спецслужб осуществлять нелегальную переправку через госграницы людей, взрывчатых материалов, боеприпасов, оружия и иных грузов.

Шанс для Москвы и Пекина

Двадцать лет непрерывной войны в ИРА привели к печальной картине — Афганистан оказался буквально разорван на части между конкурирующими группировками. Национальное правительство имеет самый низкий за всю историю уровень поддержки и утратило контроль над территориями. Фактически правительство Афганистана худо-бедно контролирует только Кабул, где ежедневно происходят теракты и нападения на силовиков.

Будущее Афганистана и его правительства будет решаться уже не столько Соединенными Штатами, сколько коалицией сил, которые имеют практическое влияние на территории ИРА: это Россия, Иран, Пакистан и Китай. Реципиентами стабильности в регионе можно считать глобальный союз России и КНР с включенными в его транзитную модель Ираном и Пакистаном.

Китаю важно сохранить стабильность и безопасность на всем протяжении своего транзитного потока, России же важна стабильность и безопасность своих южных рубежей. Иными словами, обеим нашим странам выгоден мир на территории Афганистана. Выгоден он и подавляющей части рядовых афганцев. Противником умиротворения ИРА, по очевидным причинам, будут выступать США. Кроме того, Турция выступает растущим региональным лидером, чьи роль и влияние в Афганистане только формируются.

Кто при таких «раскладах» сможет «продавить» в регионе свою позицию — покажет будущее. Пока ясно одно: вывод американских войск из Афганистана откроет в истории ИРА настоящую новую эпоху. Впервые за многие годы у Москвы и Пекина появится шанс совместными усилиями запустить на афганской территории реальный механизм примирения и деконфликтинга.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кнопка «Наверх»
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x